Пик Мраморный - из серии "Путешествие"

А мы напоминаем, что серия "Путешествие" - это репортажная номинация нашего фотоконкурса фестиваля "Грань". На этот раз интереснейший рассказ от Ирины Щегловой, путешественницы с города Комсомольск-на-Амуре. Этот рассказ отмечен, как лучший среди всех!


Наше чукотское горное кольцо проходило по каменистой и травянистой тундре. В приблизительной географической привязке - по Узловым горам и Чантальскому хребту. Из источников тепла в этой местности можно рассчитывать только на газ.

Было начало августа. Погода нас не баловала. Из проведенных на маршруте двух недель, только пара дней была относительно теплых (теплые дни – это когда можно что-то постирать в ледяной воде и высушить на ветру (досушивать, конечно, приходится на себе)). В остальные дни что-то капало или даже сыпало. Иногда просто дуло. Да, просто дуло. Но так, что все дни мы ложились спать во всей теплой одежде, включая утепленные куртки (палатка у нас была с юбкой!). Эти подробности я привожу для того, что б было понятно: промокнуть в таких условиях - это толкнуть себя на грань выживания, когда вероятность благоприятного исхода весьма низка.

На 15 день похода мы зашли в ручей Плиточный. План был подняться на высшую точку Узловых гор – пик Мраморный. Ручей действительно оказался плиточным. Из этих крупных плоских блинчиков были сложены вертикальные стены каньона, в котором он протекал. В каньон круто врезались боковые притоки и падали в него водопадами или даже каскадами водопадов. По дну каньона бежал ручей с прозрачнейшей зеленоватой водой, который нам удавалось перепрыгивать по камням. Это было необычайно красивое место, пожалуй, самое красивое, из виденных нами на Чукотке.

Двигаясь то по каньону, то по полкам, мы к вечеру доползли до намеченного места и даже нашли там небольшую полку с доступом к воде. Сверху от ветра нас прикрывал небольшой мыс, а снизу каменные нагромождения выноса бокового притока. Защита от ветра – это очень актуально на Чукотке.



Утром пошел дождь. Через наш хребет шел фронт. То верх, то низ распадка затягивало сплошной пеленой, из которой без промедления на нас выливались дождь или дожде-снег. Стены палатки трепал ветер. Иногда в мешанине тяжелых туч возникали окна, и тогда казалось, что погода улучшается. В один из таких просветов мы успели полностью собраться на восхождение. И когда мы уже зашнурованные и упакованные стояли с рюкзачками, со стороны гор что-то надвинулось. Что-то такое, что я просто интуитивно крикнула: «Антон, ныряй в палатку!». И мы реально прыгнули. И это было верным решением, потому что в следующий момент началось. Ладно, подумали мы, у нас еще есть день в запасе …

На следующий день мы проснулись от резкого изменения обстановки вокруг: стало очень тихо. Бившиеся в истерике борта палатки успокоились. По тенту шуршал дождь. Просветов в небе не было. К обеду звук опять сильно изменился: к тихому шуршанию добавился звук глухого, как бы удаленного артобстрела. Разведка показала, что это ручеек вспух раза в четыре и начал жизнеутверждающе громыхать перекатываемыми булыжниками. Дальние вершины побелели. Дождь, начавшись утром, шел без единого перерыва 12 часов подряд. Еще немного и нам бы пришлось спешно эвакуироваться с полочки. Но ровно через 12 часов дождь закончился.



А на третий день пошел снег. Можно даже сказать пушистый снег. И мы страшно обрадовались. О, снег! Снег – это почти не мокро! Снег – это наша зима, которая 9 месяцев в году! Снег, а мы же лыжники! И мы пошли на гору. Окрестности скрывались и таяли в низких снеговых тучах. Периодически из их разрывов на нас вываливались то куски красивейших каньонов, то какие-то вершины, то каскады водопадов. Вода в ручье, кстати, начала спадать. Замерзла, наверно, на вершинах.




При подъеме на саму гору возникли сложности: под снегом временами оказывался лед. Но мы аккуратненько все же поднялись. Облачность держалась на уровне вершин и выше. Поэтому мы не видели неба, но под косматыми тучами открывались разбегающиеся в разные стороны распадки. Присыпавший горы снег сделал их очень контрастными. Полагаю, без снега они не произвели бы такого впечатления. На спуск ушло несколько часов. Последний, самый «мирный» отрезок, тянулся, казалось, бесконечно …



Утром четвертого дня была зима. Но это было уже не важно. Оставалось 3 дня до выхода с маршрута. В долину, где есть дрова. Когда всего 3 дня, то зима - это уже не страшно.


Для справки – Узловые горы действительно являются узловыми. Реки от этих гор расходятся в трех разных направлениях — на запад (впадают в Восточно-Сибирское море Северного Ледовитого океана), на юг (впадают в Берингово море, бассейн Тихого океана) и на восток (впадают в Чукотское море Северного Ледовитого океана).

Ирина Щеглова