Долина Атлантов. Из серии "Путешествие"

Пост обновлен сент. 7

Автор рассказа - Александра Карпцова.


***

Есть на Дальнем Востоке загадочное и прекрасное место. Кажется, что время здесь остановилось, и та жизни, что кипела тысячи лет назад, замерла вместе со ним.

Мы поднимаемся в Город Атлантов, и с каждым шагом, с каждым вдохом граница между реальностью и сказкой становится все менее заметной, причудливые фигуры камней оживают, рассказывая нам свои истории.



Вверх по склону в зеленое убранство Города яркими пятнами вплетаются цветы рододендрона. Они соседствуют с выжженными солнцем и выглаженными солеными ветрами стволами сосен, переплетая в причудливом пейзаже юное и старое.


То здесь, то там над краем нависают огромные валуны, и издалека невозможно понять, почему они не срываются и не летят в пропасть. Впрочем, когда подходишь ближе, понимание так и не приходит… Невольно задаешься вопросом: соприкасается ли камень со скалой? Кажется, вот здесь есть несколько сантиметров, и вон там тоже. А потом ты поднимаешь голову и невольно делаешь шаг назад, ожидая, что каменная глыба может упасть от малейшего дуновения ветра.



Кажется, будто какая-то гигантская стройка была остановлена в одно мгновение, и то, что должно было быть воздвигнуто на место и надежно закреплено, так и осталось в подвешенном состоянии, отрицая все законы физики.

Мы поднимаемся выше, и камни начинают следить за каждым нашим шагом. Пустые глазницы словно наблюдают: то ли им просто интересно, то ли в своем безмолвии они не могу выразить, что не хотят нашего присутствия.



А что если подойти ближе? Ни разверзнутся ли небеса и не ударит ли молния, если прикоснуться к этому пустому взгляду? Шаг за шагом, все ближе, и теплая, нагретая солнцем поверхность скалы, сменяется пронизывающим холодом пустых глазниц исполина. Становится немного не по себе, и я убираю руку, как бы неуклюже извиняясь за столь бестактное вторжение. Отходя, я бросаю прощальный взгляд через плечо, пытаясь определить, что же все-таки в этом взоре? Гнев? Безразличие? Разочарование? А, может, печаль?



И вот мы подходим к главному скальному комплексу Города. С огромной высоты куда-то вдаль смотрит грозный профиль хозяина этих мест. Суровый, но печальный взгляд будто пытается разглядеть что-то там за горизонтом.

По расселине мы забираемся вверх на скалу справа от Атланта. Там на выступе над многометровой пропастью находится его сердце.


Согласно легенде, однажды древний правитель этих мест полюбил прекрасную молодую девушку. Любовь была взаимной и настоящей, но жить долго и счастливо им выпало недолго. В один день на долину с моря налетел сильный шторм. Он был настолько свиреп, что выкорчевывал с корнями деревья и срывал крыши с домов. Шторм закончился также внезапно, как и начался. Все в городе уцелели, но нигде не было молодой жены Атланта. Ее искали день и ночь, но поиски не принесли результатов. Убитый горем он понял, что не сможет прожить без нее ни дня. Атлант поднялся на саму высокую башню и вырвал у себя из груди сердце. Еще бьющееся, он положил его справа от себя и устремился взглядом на восток, куда ушел шторм, забравший его возлюбленную. Вместе с последними ударами сердца замерла и жизнь в городе, все его жители исчезли без следа, и лишь одни Атлант остался ждать свою любимую.



Но немногие знают, что у легенды есть продолжение, согласно которому когда-нибудь возлюбленная Атланта вернется. Вместе с весенним ветром она придет с востока и прикоснется к его сердцу, оно вновь начнет биться, и Город оживет.

Ненадолго задержавшись, чтобы полюбоваться на открывающийся вид, мы двинулись дальше Солнце близилось к горизонту, и нам пора было возвращаться. На прощание я прикоснулась к гигантскому сердцу. Где-то закричала птица. Что это, вздох?.. рука непроизвольно отдернулась от камня, а по спине пробежал холодок… нет, просто ветер…

Прощальный взгляд на долину, и мы начинаем спуск. Реальность постепенно возвращает свои права, очертания леса и камней вокруг становятся все более привычными, и вот, наконец, мы выходим на дорогу.

Сказка не исчезла, она осталась где-то там, высоко на скалах, возвышающихся над Японским морем, но ее частичку каждый из нас унес с собой.

Александра Карпцова