КРЕКС-ПЕКС, ГОРТЕКС!ГОРА БО-ДЖАУСА: МАТЧ-РЕВАНШ

Альманах "Грань: путешествия, приключения, экстрим" представляет вашему вниманию пеше-водное путешествие клуба "Green Tour"


Дата:

15.06-07.07.2020


Маршрут:

Адими - устье р. Быстрой - р. Уйна - р. Ботчи - руч. Осенний - высота 1409 - г. Бо-Джауса - ключ Заход - ключ Находка - р. Опасная - р. Дагды - р. Самарга - Адими.



Участники:

Александр «Квазикака» Чернавин - рукпох;

Евгений «Сильвер» Брюханов - медик, фотограф;

Ирина Тырина - завпрод, казначей;

Антон «Спелик» Владимиров - завснар, фотограф;

Владислав Сопов - навигатор, оператор.


Барахло:

Плавсредство: гондолы катамарана «четвёрка», парус с такелажем, вязки рамы, четыре резинки, спасательный конец;

Навигация: два комплекта карт с герметичным планшетом, два компаса, GPS-навигатор;

Связь: GPS-треккер, мобильный телефон;

Бивуак: Палатка, тент основной, тент костровой, топор, пила цепная, комплект котлов, тросик костровой, чумичка, чапельник, набор моющих средств, будильник;

Мультимедиа: фотоаппарат основной водонепроницаемый с запасными аккумуляторами, фотоаппарат дублирующий, экшн-камера с запасными аккумуляторами;

Прочее: аптечка, ремнабор, рыболовные снасти.



«Вечно шествуем мы по зелёным тропам,

пускаясь в путь, когда другие замирают от

страха. Да не будет утолена наша жажда

приключений, да не высохнет грязь на наших

ботинках и да не испытаем мы нужды во

взятой с собою аптечке»


Время между экспедициями пролетает очень быстро и, пока не пришла пора снова отправляться на север, я спешу записать то, что ещё успела сохранить моя память о походе команды «Ураган» на гору Бо-Джауса.

У каждой истории есть своё начало. Только где оно здесь?.. Может быть, всё началось, когда Саня впервые где-то нашёл упоминание о горе и, увидев, насколько она труднодоступна, решил отправиться к ней в 2016 году именно комбинированным маршрутом? Или, когда уже после двух неудачных попыток, он поделился своей мечтой с недавно собравшимся на тот момент «Ураганом»? А может быть, всё началось только тогда, когда «Владимир Голузенко», взмучивая бурунами тёмную воду бухты Пластун, оторвался от пирса и, набирая скорость, взял курс на Адими…


Штурмбат «Ураган» перед погрузкой на транспорт в Пластуне

«...Я работаю в судоремонте же. И тут при каждом ударе волны прям вижу, как все эти шпангоуты, стрингеры, переборки аж вибрируют от нагрузки. Весь корабль спит, понимаешь, прям весь. Только два человека не спят - я и Ира. Ей плохо, а мне - страшно…» - последние Санины слова заглушает очередной мощный всплеск - пароход на полном ходу режет полуметровые волны Японского моря. Уже скоро придём в Адими, базу «Тернейлеса», которому и принадлежит пароход «Владимир Голузенко», доставляющий туда грузы и вахтовиков со всего северного Приморья. Пароход, кстати, идёт на сутки позже, погода не позволила выйти в море в тот день, когда мы приехали, и пришлось денёк потусить у Саниной двоюродной сестры. В том же доме, откуда собирались стартовать ребята два года назад. В этот раз всё-таки удалось успешно отчалить, во многом, благодаря знакомым Коляна, которые столь ловко передавали нас с рук на руки на таможенном посту, что вызвали неподдельное восхищение. Напоследок снабдили нас всеми контактами, которые могут понадобиться нам непосредственно в Адими, за что ребятам отдельное спасибо. А вот, собссна, и сама Адими.

- Антоха, ёлы-палы!



Я удивляюсь не меньше - шанс встретить армейского друга здесь, на границе с цивилизацией, примерно столь же велик, как шанс встретить его же на борту корабля пришельцев. Потрепаться, правда, не получилось - мы торопимся на пристань, а он - на борт.

Высаживаемся под удивлёнными взглядами, народ здесь в первый раз видит, чтобы в лес везли дрова (заранее заготовленную деревянную раму мы везли с собой в надежде, что удастся во время перехода собрать катамаран прямо на палубе, но погода и размеры юта явно к этому не располагали). Что ж, зато сейчас у нас есть некоторое время, чтобы заменить тяжёлые лиственные элементы рамы на более прямые и лёгкие еловые, а заодно - опробовать острогу на мельтешащей около берега рыбёхе и отогнать грызущую оттяжки тента наглючую лису. Утром выходим в море…


Кладбище кораблей в бухте Золотая. У ржавеющих здесь сухогрузов своя история - один сел на камни, пока команда налегала на ром, капитан другого, несмотря на запрет, попытался выйти в море в непогоду, не рассчитал силы наката и тоже оказался на берегу вместе со своим многотонным монстром.



Часть первая

ПАРУСНАЯ


«-Земляяя!

-Спелик, не ори, мы ещё не отчалили»



Выходим в море на рассвете. Встали затемно, ещё на старте договорились, что подъём дежурных на морской части будет в три-четыре часа ночи, дабы успеть поймать хорошую погоду и захватить максимум светового дня. Поскольку на море погода переменчива, а скорость, даже на вёслах, при отсутствии сильного встречного ветра можно делать неплохую, дорог каждый активный час.

«…Обходим мыс Золотой, идём к виднеющемуся на горизонте мысу Туманному…»

Погода не балует, прохладно, пасмурно, временами – промозглая морось. Идём на вёслах, ветра либо нет, либо дует «мордвинд», парус пока бесполезен. Обходим мыс Золотой, идём к виднеющемуся на горизонте мысу Туманному. Там, по распадку между горами Оленья и Лысая, проходит граница между Приморским и Хабаровским краями. Размышляя о том, можем ли мы считаться контрабандистами, если пересекаем административную границу, а у нас с собой есть спирт (я Хан Соло, оу-е!), наблюдаем, как мачта мееедленно складывается и заваливается назад. Видимо, от качки сорвалась вязка, удерживающая две её половинки вместе. Аккуратно складываем дровины вдоль рамы, подбираем парус и ванты. Замечаем, как вместе с мачтой ушло паразитное сопротивление воздуха, скорость на вёслах несколько возросла.

Перекур на самом северном пляже Приморья - и огибаем мыс Туманный. Увидев странную штуковину, на которой странные люди переползают через их сети, подплывают рыбаки. Знакомимся, ржём, рассказываем, откуда и куда. В ответ нам дают наводку на соседнюю бухту, где у парней база и где мы можем спокойно обсушиться и приготовить обед. Благодарим, обходим мыс - и да, мимо бухты промахнуться невозможно - недалеко от берега покачивается на волнах ещё один катер, заякоренный на буй, на берегу лежит ещё один разбитый, а чуть подальше из зарослей на холме выглядывает уютно попыхивающий трубой небольшой домик.

- И откуда такие красивые нарисовались?

Широкая, дружелюбная улыбка здоровенной немецкой овчарки, весело скачущей рядом с таким же весёлым и дружелюбным бригадиром рыбаков выглядит весьма многообещающе. Пока сушимся и готовим обед, бригадир Андрюха рассказывает, что рядом ещё много таких артелей, что сами они все хабаровские, только он один из Кёнига. Приехал, вот, живёт, трудится. Медведей периодически от базы отгоняет. Слушая его рассказ под аккомпанемент разухабистого хип-хопа из заряжающегося около газовой плиты смартфона, ловлю себя на мысли, что за полтора дня уже успел настолько то ли отвыкнуть от цивилизации, то ли настроиться на «настоящую» автономку, что сейчас этот островок спокойствия среди диких берегов Хабаровского края выглядит как-то… Как туша кашалота и горшок с петуньей посреди пустыни. От философских мыслей отвлекает тихий вкрадчивый голос Сани:

- Есть мысли, отчего сложилась мачта?

Не давая мне ответить, в поле зрения появляется деловущий, как сто колумбийских наркоторговцев, Влад:

- Думаю, от боковой качки слетела петля, которая две половинки мачты вместе держала. Вот если бы как-то по-другому её связать, не так, как мы до этого на тренировке вязали…

- Не, говорю. - Вязать можно и так же, всё-таки, на тренировке она два дня у нас так ездила и всё было нормально, не в вязке дело. Сейчас пообедаем, сделаю на топе мачты паз под верёвку. Она в него ляжет и никуда уже не денется, хоть морских драконов этой дрыной сбивай.

Кажется, нашего кэпа такая постановка вопроса устроила, потому что, принюхавшись к аромату зелья, клокочущего под крышкой, он заторопился к большому деревянному столу, на котором уже была разложена наша нехитрая снедь, сухари, сало, ага, а вот и тарелки.

Обедаем, весело подкалывая друг друга, Андрюха, наблюдая за нами, мечтательно улыбается каким-то своим мыслям.

Поблагодарив хозяев за гостеприимство, собираемся и выходим на берег, ставить мачту и подтягивать вязки ката.

- О, я ж говорил, что найдут! - громовой голос одного из парней, встретивших нас в море, возвещает о том, что команда уже вернулась с проверки сетей.

Пока Жека болтает с рыбаками, вяжем с Владом мачту, потом все вместе её ставим.

- Обалдеть, да у вас целый трансформер! - ржут парни. - Да оставались бы, переночевали, а утром бы выходили…

- Не, - говорим. - Рады бы, да график у нас. До встречи парни, удачи!

Отходим от берега на вёслах, пытаемся поставить парус. Лавируем. Лавируем. Пытаемся поймать ветер, стоп, мы что, назад приплыли?! Крутой встречный ветер почти не оставляет шансов на управление, обходим катер собравшихся на второй заход к сетям рыбаков и снимаем парус. Бесполезно. Продолжаем идти на вёслах. Курс - на мыс Птичий.

Бухта Незаметная

Далеко в тот день не ушли. Обогнув гору Рыбачью, глиссируем на мощном накате на песчаный пляж Омаха-Бич бухты Незаметная под любопытными взглядами рыбаков с другой стороны реки. Высаживаемся, затаскиваем катамаран на травянистый пригорок.

- Ууууужиииииин!

Мы с Владом, не отрываясь от дежурства, по очереди переодеваемся в сухие комплекты, развешиваем «ходовое» под тент, без особой, впрочем, надежды на то, что с такой влажностью воздуха они хотя бы подсохнут.


Пара слов об организации дежурств. В ходе тренировок выявилась оптимальная схема для группы из пяти-шести человек на разных частях маршрута. Дежурные назначаются парами, заступают в обед и дежурят сутки. В обед следующего дня заступает следующая пара. Получается, что вечером дежурные спокойно готовят рабочее место «под себя» и утром работают быстрее. Пары жёстко не закреплены, в нашем случае, вообще, из-за нечётного количества людей, состав пар смещался. Получается, каждый человек дежурит, в среднем, два раза в неделю.

Подъём дежурных на морской части осуществлялся в 3:00 ночи, сразу после разведения огня проводился общий подъём. На пешеходной и речной части дежурные вставали в 5:00, общий подъём - также после разведения огня.

Рассвет в бухте Луговая
Мыс Демби
Мыс Острая Скала

Ночь. Будильник. Вылазим с Владом из палатки, начинаем разводить огонь. С моря дует сильный ветер, не меньше 4 метров в секунду. Волны полуметровые, на них – барашки. Будим Саню, чтобы посмотрел на это дело и прикинул порядок отхода. Кэп, вылезя из палатки и оценив ситуацию, изображает сцену из старого анекдота про немецкого танкиста, вываливающегося из горящего «Тигра» на январский мороз и со словами: «Да ну его на хрен!», лезущего обратно в танк. Это означало то, чего, в общем-то все ожидали, но, всё равно, приятного в этом мало: сидим у моря, ждём погоды. Ну, зато поспать можно ещё пару часиков. Тушим костёр, залазим в спальники надеваем цаки и радуемся.

Погода так и не наладилась. Готовим завтрак, знакомимся с рыбаками, те фотографируются с нами и угощают рыбой. Следующим утром-таки отчаливаем. Огибаем мыс Птичий, переползая через бесчисленные заграждения рыбацких сетей, наблюдаем парочку пятнистых оленей недалеко от мыса Острая Скала, проплываем под живописной аркой мыса Демби, устраиваем недолгий перекур на окраине посёлка Нельма и огибаем мыс Безымянный. Всё это время идём на вёслах, ветер, который можно было бы использовать нашим парусом, так и не подул. Бухта Луговая, финишная точка сегодняшнего дня. В устье реки пасутся олени, по крутым склонам мыса Безымянный скачет медвежонок, парни с очередного рыбацкого катера «радуют» нас известием, что на противоположном мысу тусит медведица, а мы, получается, встали лагерем как раз между ними. Ну блин. Со словами: «Мооожет, прикодииится», вытаскиваю из гермы второй фальшфейер. Утром запихиваю его обратно с комментарием: «Неее прикодииилось». Ночь выдалась спокойная, звёздная и прохладная. Зверьё никак себя не проявляло с момента нашей высадки, хотя, определённо, было где-то совсем рядом.

Всё это время занимаемся уничтожением полученных в подарок от рыбаков восьми здоровенных красных рыбин. Жарим, едим, жарим, едим. Ждущие приготовления стейки в мешке приторочены к раме, полощутся в холодной воде и протухать не собираются. До устья реки Быстрой, финальной части морского этапа, остаётся не больше десяти километров по прямой.

- «Гортееекс, отводит влааааагу… Мембрааанка, мгновенно сооохнет… Флис и софтшелл греют, когда намокааают… Крекс-пекс, гортекс!» - недовольное урчание при влезании во влажный, даже не думающий подсыхать за ночь, ходовой комплект (а чего вы хотели, при такой влажности воздуха), а также шутки про мембрану (какой, к дьяволу, отвод влаги от тела, когда ты постоянно находишься в воде, чёрт возьми), за два тренировочных похода стало привычным утренним аналогом радостному «какой чудесный день, какой чудесный пень» и означает примерно то же самое.

Впервые за весь поход с утра пригревает солнце, волны весело искрятся, напротив горы Ступенчатой возятся тюлени. Теперь, хотя бы, чувствуется, что мы на юге, хоть и Хабаровского края. Высаживаемся в том самом месте, где четыре года назад ночевали ребята во время первой экспедиции на Бо-Джауса. Разбираем катамаран, опресняем и сушим снаряжение, доедаем остатки рыбы… Солнце многообещающе скрывается за огромной тучей в момент старта пешей части.



Часть вторая

ПЕШАЯ


«И хоть пойду я долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что именно я – самый злобный ублюдок в этой долине»

Из по